Судебные прения

Культура Туризм

В Дмитровский городской суд Московской области

141800, Московская область, г. Дмитров, ул. Пушкинская, д. 1

От третьего лица — Московского областного отделения

Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

(МОО ВООПИиК)

109028, г. Москва, Покровский бульвар, д. 16-18, строение 4-4а

Истец: Дмитровский городской прокурор в интересах неопределенного круга лиц

Ответчики: МБУ «Музей-заповедник «Дмитровский кремль»

 Администрация Дмитровского городского округа Московской области

3-и лица:

Главное управление культурного наследия Московской области (ГУКН МО)

ООО «Эдисон ПРО»

ИП Муфтахутдинов Марсель Азатович

Управление Минкультуры по ЦФО

ООО «Стройпроектреставрация»

Дело № 2-367/2022 (2-4156/2021)

СУДЕБНЫЕ ПРЕНИЯ (ст. 190 ГПК РФ)

            Уважаемый Суд!

Мособлотделение ВООПИиК поддерживает исковые требования Дмитровского городского прокурора о незаконности размещения Шатра и Веревочного парка в Валу Дмитровского кремля, на территории объектов культурного наследия федерального значения (ОКН) «Земляные валы, XVI в.» и «Дмитровское городище», и требования о демонтаже Шатра и Веревочного парка, ввиду их несоответствия действующему законодательству, в том числе Федеральному закону от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее — ФЗ73), Распоряжению ГУКН МО от 29.05.2019 №35РВ-115 «Об утверждении территории и режима использования объекта культурного наследия «Земляные валы, XVI в., расположенного по адресу: Московская область, Дмитровский городской округ, г. Дмитров, Историческая площадь.» (далее — «Режим территории 35РВ-115), Земельному и Градостроительному законодательству.

            Доказательства, предоставленные ответчиками и ГУКН МО, не подтверждают законность размещения Шатра и Веревочного парка:

  1. письмо-согласование ГУКН  от 24.05.2021 № 34исх-2678 адресовано в ООО «СпецПроектРеставрация», а не в ООО «СтройПроектреставрация», на документацию которого ссылаются Ответчики и ГУКН;
  2. Письмо-согласование ГУКН от 24.05.2021 № 34исх-2678 выдано на Советскую площадь, тогда как Шатер и Веревочный парк размещены на Исторической площади Дмитрова;
  3. в пояснениях ГУКН приведена ссылка на письмо-согласование ГУКН от 16.10.2020 №35Исх-5572, которое отсутствует в материалах дела;
  4. Раздел об обеспечении сохранности ООО «Стройпроектреставрации» шифр ПД2020-Д.СП-П/ОСОКН распространяется на Советскую площадь, а не на Историческую площадь, это следует из самого наименования Раздела, где упоминается только Советская площадь, а также из пунктов  7.1 и 7.2 Раздела, согласно которым работы предполагаются вблизи от ОКН «Земляные валы, XVIв.» и вблизи от ОКН «Дмитровское городище». Территория Земляных валов является неотъемлемой частью Земляных валов (ст. 3.1 ФЗ73). То есть работы на самом «Дмитровском городище» и территории ОКН «Земляные валы, XVI в.» Разделом обеспечения сохранности, на который ссылается ГУКН и Ответчики, не предусмотрены;
  5. Акты выездного обследования ГУКН МО от 03.11.2021 №229-21/3/АО, №228-21/3/АО указывают на то, что работы выполнены без заглубления более 0,3 м от земной поверхности, однако, при этом на осмотре использовалась только фотокамера смартфона  Honor 9X — специалист не мог определить глубину проведения работ с помощью камеры смартфона. Также специалист ГУКН не учел положения ст. 5.1 ФЗ73, несоответствие Шатра и Веревочного парка документации ООО «Стройпроектрестраврация»;
  6. «Экспертное заключение» от 06.08.2021 археолога Вяземского А.В., в котором он указывает на допустимость строительных работ с заглублением до 0,3 м, приравнивая их к ежегодной рекультивации, не соответствуют действующему законодательству: не предусмотрены ФЗ73;  Вяземский аттестованным экспертом не является и не может давать экспертные заключения; эксперт Стрикалов И.Ю. указывает на возможность заглубления до 0,3 м только для озеленения, пешеходных дорожек и цветников, но не для Шатра и Веревочного парка; мнение Вяземского порочно также в связи с тем, что позволяет при каждых новых работах снимать по 0,3 м, что несет угрозу причинения вреда «Дмитровскому городищу»; на несоответствие данного «Экспертного заключения» действующему законодательству указано также в Заключении Управления Минкультуры по ЦФО и Заключении комиссии ИА РАН;
  7. договор передачи земельных участков от Администрации ДГО в МБУ «Музей-заповедник «Дмитровский кремль» не содержит в качестве существенного условия обязательство МБУ «Музей-заповедник «Дмитровский кремль» по выполнению охранного обязательства на «Дмитровское городище», что указывает на ничтожность сделки в силу закона — ч. 7 ст. 48 ФЗ73, копия охранного обязательства в нарушение указанной нормы также не приложена;
  8. Письмо от 20.11.2021 № 25ИСХ-27246 Управления гостехнадзора МО о том, что Веревочный парк якобы не является аттракционом не содержит приложений — документации, на основании которой Управление гостехнадзора сделало вывод о том, что Веревочный парк не является аттракционом и которые предоставлялись Ответчиком для получения отрицательного ответа Управления гостехнадзора, то есть не подтверждает ничего.

Кроме того, данное письмо не учитывает положения ГОСТов и Контракта на закупку Веревочного парка:

  • Контракт на закупку Веревочного парка и приложения к нему предусматривают ОКПД «Аттракционы прочие», платный вход, кассу, конструкции для лазания, лабиринт, лестницы, тарзанки и другие составные части;
  • Согласно ГОСТ 33807-2016 «Безопасность аттракционов. Общие требования» (пункты 5.9, 5.9.5.1), устройства для развлечений, на которые посетители могут влезать, конструкции для лазания — относятся  к отдельным видам аттракционов и их устройств, а Шатры — к вспомогательным устройствам для аттракционов.
  •             Веревочный парк отличается от оборудования детской игровой площадки тем, что доступ в на него ограничен и посетители должны находиться под надзором инструктора (п. 3.1.1 ГОСТ Р 56986-2016 «Безопасность веревочных парков»).
  •             Пользуясь оборудованием детской игровой площадки, дети могут играть по своему усмотрению и правилам (п. 3.1 ГОСТ Р 52169-2012 «Оборудование и покрытие детских игровых площадок»).

            Пользование оборудованием детских игровых площадок под надзором инструкторов и за плату не предусмотрено.

  • Веревочный парк не входит в состав исключений из понятия аттракциона, указанных Гостехнадзором:  не является простым оборудованием, спортивным сооружением, детской площадкой и  иным аналогичным устройством, канатной дорогой или подъемником.

            Доказательства, представленные в Суд Прокуратурой и МОО ВООПИК, указывают на незаконность размещения Шатра и Веревочного парка на территории объектов культурного наследия федерального значения «Земляные валы, XVI в.» и «Дмитровское городище»:

  1. Заключение Управления Минкультуры по ЦФО, прилагаемое к письму от 17.10.2021 № 2567/2021, в котором сделаны выводы о несоответствии ФЗ73 «экспертного заключения» Вяземского А.В., Шатра и Веревочного парка;
  2. Выписка из Протокола №5 от 16.09.2021 г. заседания секции «Ландшафтно-архитектурных комплексов и историко-культурных заповедников» Научно-методического совета по культурному наследию Минкультуры России (тема №1 «Рассмотрение проекта благоустройства Советской площади и его согласования, проведения работ по монтажу объектов рекреации на территории Дмитровского  кремля»);
  3. Показания эксперта Писарева Д.В., который подтвердил, что Шатра и Веревочного парка не было в представленных ему на экспертизу документах;
  4. Видео-запись встречи Администрации ДГО и ООО «Стройпроектреставрация» с жителями ДГО от 13.08.2021 с презентацией проекта, где зам.директора Фурсов М.А. на месте Шатра и Веревочного парка показывал дорожки, тропинки, лужайки, и при этом пояснил, что никаких интеграций на территории Земляных валов не осуществляется, практически ничего не добавляется;
  5. Сравнение Визуально-ландшафтного анализа (ВЛА) и фактического положения: Шатер во ВЛА отсутствует, а Веревочный парк фактически находится на другом земельном участке, имеет иной облик и функционал, нежели указано во ВЛА, а сам ВЛА не является полноценным;
  6. Заключение комиссии экспертов ИА РАН от 10.08.2022, в котором в вопросе №4 указано, что «экспертное заключение» Вяземского А.В. не соответствует требованиям ФЗ73 в части п. 2 ст. 36. Также в Заключении сделаны выводы о повреждении переотложенного культурного слоя, определить площадь нарушения переотложенного культурного слоя не представляется возможным — и это не удивительно, т.к. Открытый лист Вяземскому А.В. не выдавался, а научный отчет в ИА РАН не поступал, что не позволяет рассматривать произведенные Вяземским А.В. работы в качестве спасательных археологических полевых работ. В исследовании по вопросу №4 также указано, что в силу того, что полного исследования на территории до начала работ не проводилось, не представляется возможным установить, на какой площади были срезаны только напластования XX-XXI в., а на какой — был затронут переотложенный культурный слой XII – XIX вв. Причинение вреда выразилось также в нарушении исторического природного ландшафта.

Таким образом, в результате размещения Шатра и Веревочного парка на территории ОКН «Земляные валы, XVI в.» и «Дмитровское городище» мы лишились возможности получить достоверную информацию об исторических процессах.

Исходя из комментариев к ст. 243 УК РФ под редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации, В.М. Лебедева, общественная опасность уничтожения или повреждения объектов культурного наследия как раз и выражается в том, что варварское отношение к объектам культурного наследия лишает последующие поколения достоверной информации об исторических процессах. При этом страдают отношения в области в области общественной нравственности по сохранению, использованию и государственной охране объектов культурного наследия, имеющих историческую или культурную ценность.

            Кроме того, на незаконность размещения Шатра и Веревочного парка на территории ОКН указывает судебная историко-культурная экспертиза Михайлова М.М.

            Считаю необходимым также отметить следующие положения законодательства, указывающие на незаконность деятельности Ответчиков:

            Земли на территории памятника в силу закона относятся к особо-охраняемым землям историко-культурного целевого назначения и не могут быть использованы для других целей, кроме историко-культурных (ст. 5 ФЗ73, ст.ст.94 и 99 Земельного кодекса РФ). Градостроительный регламент на территории памятника не применяется  (ч. 4 ст. 36 Градостроительного кодекса РФ).

            Культурная деятельность — это деятельность по сохранению, созданию, распространению и освоению культурных ценностей, которыми являются нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты (ст. 3 «Основ законодательства РФ о культуре» утв. ВС РФ 09.10.1992 №3612-1, которые являются частью законодательства об ОКН).

            Земляные валы и Дмитровское городище являются безусловными культурными ценностями, но Шатер и Веревочный парк к культурным ценностям и культурной деятельности, как это определено законом, не относятся.

            К обычной хозяйственной деятельности МБУ «Музей-заповедник «Дмитровский кремль» возведение Шатра и Веревочного парка не относится, т.к. Цели и виды деятельности музеев строго ограничены Федеральным законом от 26 мая 1996 г. №54-ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации», о чем более подробно написано в Отзыве МОО ВООПИиК на исковое заявление.

            Ответчики и ГУКН ссылаются на ч. 2 ст. 36 ФЗ73, но при этом упускают начальные положения данного пункта: «изыскательные, проектные, строительные, мелиоративные, хозяйственные работы в границах территории  ОКН проводятся при условии соблюдения установленных статьи 5.1 ФЗ73 требований к осуществлению деятельности в границах территории ОКН»,

            Ответчики и ГУКН упускают положения пункта 1 части 1 ст. 5.1 ФЗ73, согласно которым на территории памятника запрещается проведение земляных, строительных, мелиоративных и иных работ, за исключением работ по сохранению ОКН или его отдельных элементов, сохранению историко-градостроительной или природной среды ОКН.

            Сохранение объекта культурного наследия — это меры, направленные на обеспечение физической сохранности и сохранение историко-культурной ценности ОКН, предусматривающие консервацию, ремонт, реставрацию, приспособление ОКН для современного использования и включающеие в себя научно-исследовательские, изыскательские, проектные и производственные работы, научное руководство проведением работ по сохранению ОКН, технический и авторский надзор  за проведением этих работ (ч.1 ст. 40 ФЗ73).

            Работы по сохранению ОКН проводятся на основании задания на проведение указанных работ, разрешения на проведение указанных работ, выданных органом охраны ОКН (ч. 1 ст. 45 ФЗ73) — соответствующие задание и разрешение ГУКН в материалы дела не предоставлено, государственная историко-культурная экспертиза на проект сохранения для общественных обсуждений на сайте ГУКН не размещалась.

            Также и Режим территории 35РВ-115 говорит о том, что разрешенные виды работ разрешается проводить по специально разработанным проектам, согласованным с органом охраны памятников — именно проектам, а не разделам, существующим отдельно от проекта. Таким образом, разработки «разделов об обеспечении сохранности», упоминаемых в ч. 2 с. 36 ФЗ73 — недостаточно.

            Разделами об обеспечении сохранности Шатер и Веревочный парк предусмотрены не были.

            Территория ОКН является неотъемлемой частью Земляных валов, связанная с Земляными валами исторически и функционально (ст. 3.1 ФЗ73), однако ни Шатер, ни Веревочный парк исторически и функционально с Земляными валами не связаны, следовательно, размещение таких объектов не обеспечивает сохранение историко-градостроительной среды и сохранение историко-культурной ценности ОКН «Земляные валы, XVI в.», как это предусмотрено ч. 1 ст. 40 ФЗ73 (сохранение ОКН).

            По совокупности толкования норм ФЗ73 и Режима территории 35РВ-115, любые размещаемые на территории Земляных валов объекты должны соответствовать исторической правде.

            Объекты, которые исторически и функционально связаны с ОКН «Земляные валы, XVI в.», указаны в Режиме территории 35РВ-115 (воссоздание облика жилых домов,  воссоздание исторических элементов: проходных башен, ворот и т.д. — см. исследование эксперта Михайлова М.М. по вопросу №3), а в  благоустройстве при этом Режим территории 35РВ-115 допускает использование только двух материалов — это дерево и камень — данное требование также не соблюдено, в частности, несущие опоры и каркас   Веревочного парка сделаны из металла (сталь — согласно техническому заданию Приложение №5 к контракту №47).

            Режим территории 35РВ-115 запрещает любое строительство, однако монтаж Шатра и Веревочного парка осуществлялся с помощью строительной техники.

            Также стоит отметить, что размещение Шатра и Веревочного парка нельзя отнести и к благоустройству: благоустройство должно быть направлено на улучшение эстетического состояния территории (п. 36 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ), а при размещении объектов Шатер и Веревочный парк эстетическое состояние территории памятника «Земляные валы, XVI в.» ухудшилось, ввиду их несоответствия исторически и функционально ОКН «Земляные валы, XVI в.» и дисгармонии их облика с окружающей средой и архитектурными объектами (ОКН «Земляные валы, XVI в.», «Успенский собор, 1533»).

            И в заключение хотелось бы воззвать к здравому смыслу:

            Земляные валы по сути представляют собой памятник обороне города Дмитрова от нашествия иноплеменных захватчиков. Земляные валы и их территория являются подлинной страницей историей России. Нельзя в страницу учебника истории вместо портретов Александра Суворова, Дмитрия Донского, Александра Невского вписать карикатуру на Собакевича, а в ситуации с размещением Шатра и Веревочного парка на территории памятника происходит именно это.

            Общественная опасность происходящего, как уже сказано выше, выражается в том, что варварское отношение к объектам культурного наследия лишает последующие поколения достоверной информации об исторических процессах, а искаженный облик исторических территорий будет формировать ложные представления об истории и культуре России. Мы обязаны сохранить историко-культурное наследие в интересах настоящего и будущего поколений. Утраты невосполнимы. Стирание исторической памяти несёт угрозу национальной безопасности.

            Непосредственным объектом нарушений являются отношения в области общественной нравственности по сохранению, использованию и государственной охране объектов культурного наследия, имеющих историческую или культурную ценность (комментарии к ст. 243 УК РФ под редакцией Председателя ВС РФ В.М.Лебедева).        Общественная нравственность представляет собой общественные отношения, затрагивающие взгляды человека на эстетику, достоинство, уважение и память о культурных достижениях предшествующих поколений (преподаватели Московского университета МВД России: Р.А. Брунер, В.Я.Кикотя, Я.С. Калининская в статье «основные критерии разграничения ст. 243 и 243.1УК РФ)

            Видя, как объекты культурного наследия превращаются в коммерческие аттракционы и участвуя в игрищах на их территории, видя что они не ценятся и не сохраняются, взрослея, дети уже не будут уважать память предков, беречь и защищать Родину. Памятники истории и культуры, как подлинные свидетели ушедших эпох и цивилизаций, необходимы для воспитания, а не для развлечения детей. При таком отношении уже не стоит удивляться, если дети танцуют или жарят сосиски на Вечном огне. Если государство не будет реагировать на столь безответственное и вопиющее отношение, мы потеряем Россию.

«07» ноября 2022 г.

Представитель МОО ВООПИиК по доверенности Бабченкова С. В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *